Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:22 

Продолжение марлезонского

Небесный Пастух
Когда речь заходит о механоидах, высшей математике и прочих интересных исследованиях, Флавий на сто шагов вперед знает, что произойдет дальше и соревнуется в этом с Интегратором. Но, как известно, любой умный человек в некотором роде руководит массами, даже если он об этом не знает, а когда он не в курсе всего этого, то делает много тактических ошибок - отправляет на опасные задания не тех адептов и вообще не представляет, что будет, если. Поэтому в вопросах человеческих ресурсов у Флавия начинается вполне обоснованное заикание.

Глава 1.
В садах Ианнора расцвели «мотыльки»*, любимые белые цветы богини. Садовники старались угодить богине изо всех сил, и часть «мотыльков» начинали свое цветение за несколько дней до празднества, чтобы буквально на следующий день после торжества опасть красивыми кружевными лепестками на аллеях города. Затем в права вступала вторая волна этих растений, и так они украшали город целый месяц.
Ианна упивалась ароматом этих цветов и морщилась одновременно.
Он ведь опять не придет на торжество. Якобы у него сильная аллергия на цветы. Да какая вообще аллергия может быть у старшего бога Элиона?! Чушь.
Белый «мотылек» с едва заметными алыми пятнами у сердцевины подрагивал под стеклянным колпаком на столе для экспериментов. Сам экспериментатор лежал на полу без сознания. Вот уже двое суток эфирные масла с губительной силой благоухали, испаряясь из открытого контейнера. Они распространяли свой упоительный густой аромат в самые темные уголки отсека лаборатории. Им пропитались даже стены. Все это время экспериментатор бесформенным кулем лежал на полу под столом, иногда вздрагивал, ворчал, пытаясь встать, и снова впадал в беспамятство. Наконец, когда действие масел подошло к концу, он смог оторвать голову от холодного пола и даже встать на ноги, схватившись тускло сверкнувшими в полумраке пальцами за столешницу. Антиаллерген в капсулах спасительно блестел и манил, обещая скорейшее облегчение, но недолгое. Этого вещества бог выпил столько, что язык вставал поперек горла и не давал проглотить обжигающую жидкость. Две опустевшие капсулы глухо звякнули, упав на поверхность стола.
Бог сосредоточил взгляд на экране ноутбука. Его веки покраснели и опухли, но под действием лекарства он быстро приходил в себя.
— Посмотрим… Сорок часов и пятьдесят три минуты. Прекрасный результат, Ианне точно понравится. Да и незачем тестировать дальше, для неё самой это будет чересчур.
Бог набрал эфирное хитросплетение ароматов в узкую пробирку и запечатал её в непроницаемой капсуле. Лекарство действовало мощно, но недолго, и очень скоро бог снова мог почувствовать удушье, поэтому, сжав в стальных пальцах результат своего опасного опыта с безобидным на вид цветком, он поспешил покинуть отсек и включил систему очистки помещения.
— Хвала Элаю, я это сделал! — все еще гнусаво оповестил бог пустое помещение, где располагались обычные предметы быта, но так стилизованные под лабораторные реалии, что попав сюда, любой решил, что здесь тоже ставят опыты.
На голом столе посреди светлого помещения располагался небольшой голографический проектор. На его большом виртуальном экране которого можно было почитать последние новости из Элинета, посмотреть репортажи с места событий и приобщиться к общественной жизни Элиона. Бог, проходя мимо, шлепнул ладонью по сенсорной кнопке, и на экран выгрузился список самых горячих новостей. Хлопнув ладонью по кухонному столу, где стоял странный небольшой агрегат, бог вызвал его к жизни, и тот вскоре разродился чашкой ароматного кофе.
— Спасибо, приятель, — довольно отозвался бог и сделал глоток из чашки, выгружая на своем планшете список входящих вызовов. Усевшись на кухонном столе и поджав по себя ноги, бог удобно притерся плечами к подвесному шкафчику, ткнул пальцем в самый важный, по его мнению, неотвеченный вызов, и взялся за чашку с кофе.
Вызов прервал разговор двух старших богов в обсерватории Элинара.
— Это Флавий! Он наконец-то завершил свой эксперимент, — Астерий посмотрел горящими энтузиазмом глазами на Архея и включил экран своего планшета. — Мне надо срочно переговорить с ним.
— Ты помнишь, что именно мы хотим от него узнать? — Архей заметно нервничал, чего уже не бывало с ним довольно давно.
— Разумеется. Если я скажу что-нибудь не так, подай мне знак.
Астерий услышал бодрый ответ Флавия и бросил взгляд на Архея.
— Птичка на проводе, — слышно было, как Флавий старался аккуратно отпивать кофе. — Я надеюсь, твой вопрос все еще не потерял свою актуальность?
— Нет, Флавий, даже наоборот! Его актуальность только возросла за последние дни. Скажи, как прошел твой эксперимент?
— Сно-о-о-огсшибательно! Спасибо, что спросил. Надеюсь, твой вопрос не относится к моему недавнему эксперименту? Я вымучивал результат буквально потом и кровью. Мне не хочется повторять это еще раз.
— Нет, Флавий, я хотел спросить тебя о другом. Мне нужен Оружейник!
Всезнающий на всякий случай отставил чашку и напряг слух. Ему показалось, что за спиной Астерия стоит кто-то еще и заставляет задавать его такой вопрос. Он попытался услышать этого «кого-то».
— Оружейник? Я не понимаю, — по голосу Флавия было понятно, что этот разговор ему будет неприятен.
Он был недоволен этой всплывшей темой. Но он еще не читал последние новости.
— Это твой адепт. Ты немного рассказывал мне про него. Он помогал тебе в твоих опытах по воссозданию древних технологий. Где он сейчас? Оружейник как раз мог бы оказать мне услугу.
Астерий и сам не хотел мучить этими вопросами Флавия, он старался выдерживать ровный тон. Любой другой бог, задавший вопрос об Оружейнике, получил бы вежливый отказ.
Спрашивать о нем имели право лишь те, кто знал о его существовании.
— Зачем он тебе?
— Ты говорил, что он превосходно разбирается в образцах древнего оружия. Мне как раз нужен эксперт, который может изучить древние чертежи.
Флавий помолчал немного, придумывая оправдание, и ответил:
— Я не могу послать его сейчас к тебе. Я его… эм… выгнал. Да, выгнал. Мы повздорили в очередной раз, не сошлись во мнениях, и я больше не стал терпеть его присутствие в своей лаборатории.
— Флавий… Но, зачем? Неужели ваш спор стоил… — Астерий бросил взгляд на Архея, и тот подал ему знак не говорить о событиях в Ианноре. — Стоил того, чтобы так обращаться с ним?
— У него непростой характер. Конечно, это я виноват в том, что своими экспериментами над ним погубил его честолюбивые планы на жизнь. После такого любой на его месте станет нервным и неблагодарным. Но всему есть предел, и когда он в очередной раз решил высказать свое нелестное мнение о моих методах, я велел ему уходить.
Услышав легкую нотку грусти в голосе Всезнающего, Архей подал еще один знак Астерию.
— Но, Флавий, куда же он сейчас направился? Если у него такой непростой характер, не наделает ли он бед?
— Я предупредил его, что если он будет слишком неосмотрителен, его ждет гнев Ианны. Это все, что я могу тебе сказать, Астерий. Его местонахождение мне неизвестно.
— Очень жаль, Флавий, — Астерий искренне сокрушался. — Надеюсь, ты не будешь против, если я отыщу его и возьму под свою опеку?
— Нет, — Флавий повеселел, словно с его плеч сняли тяжелую ношу. — Если ты отыщешь Оружейника и сможешь договориться, вразумить его, я буду только рад! Что-то еще, Астерий?
— Это все, — успокоил его хранитель обсерватории. — Жаль, конечно, что с Оружейником все вышло так нехорошо, но с помощью адептов и богов, я думаю, мы обязательно найдем его.
— Мы? — Флавий понял, что Астерий ненароком проговорился, и криво улыбнулся. — Кто эти «мы», и что за массовые поиски смертного адепта?
Астерий спохватился и пояснил:
— Я хотел сказать, Флавий, что в наше время не так много талантливых людей, которые могут работать с древностями времен Элая, поэтому я предпочитаю с ними договариваться, а не прогонять прочь.
— Я тебя понял, — по голосу показалось, что бог сейчас тихо рассмеется. — Архею привет!
Когда он отключился, Архей изумленно спросил:
— Как Флавий угадал, что я здесь? Я ведь ни слова не сказал.
Астерий вздохнул.
— Это мне известно так же, как и тебе, мой друг. Еще один хитрый трюк от Всезнающего, а их у него столько в запасе, сколько звезд на небе.
— Не показалось ли тебе странным то, что Флавий так неохотно разговаривал об этом Оружейнике? Успел ли он прочитать новости, прежде чем позвонить тебе?
— Флавий не читает их до тех пор, пока не ответит всем, кто пытался с ним связаться. Это я знаю точно. Представить не могу, как бы выглядел наш разговор, будь он в курсе последних событий.
Слепой бог магии Архей посмотрел на чистое голубое небо за стеклянной стеной. Теплый свет солнца украшал нехитрую мебель обсерватории и корешки книг на полках.
— Мне не нравится то, что говорил Флавий, и то, как он это говорил. Он никогда и ни с кем не препинался до такой степени, чтобы вот так выгнать кого-то с позором. Ему удавалось находить общий язык со всеми, и это несмотря на то, что у него самого характер тот еще. Он что-то скрывает.
Астерий подошел ближе к нему и взглянул на небо, зная, что Архей не видит великолепия столицы. Сейчас он видел лишь сумрак, в котором горели огоньки душ смертных и бессмертных, живых и мертвых. И Оружейника нигде не было.
— Я нигде не могу найти даже упоминание этого самого адепта, — с досадой проговорил Архей, вглядываясь в скопления огоньков душ во тьме изнанки мира. — Он как будто спит без сновидений, его душа крепко заперта где-то. Если Оружейник сам по себе — это некая древняя реликвия, или даже элаит**, его силу могли поработить с недобрыми целями. Только это его оправдывает. Если все это не так, то наступление армии огнепоклонников бросает тень и на Флавия, и на Оружейника.
Астерий с сожалением посмотрел на друга:
— Хочется верить, что все не так плохо, как может оказаться на самом деле…

* "Мотыльки" - цветы Элиона, их прообраз взят с одного из видов рододендрона.


** Элаит - представитель древней высокоразвитой цивилизации, которая существовала на Элионе во времена правления Элая.

@темы: Skyforge, Творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Хастурат

главная